В конце января Минфин США готовится представить «кремлевский доклад» о доходах российской элиты. В связи с этим крупные бизнесмены и чиновники РФ обращаются в американские ведомства и экспертные центры с просьбами  тзбавить их от внесения в черный список.

О массе подобных прошений «Независимой газете» рассказали сотрудники «Атлантического совета». Ранее эта влиятельная организация выдвигала свои критерии применения санкций к россиянам.

По словам заслуженного сотрудника «Атлантического совета» Дэниела Фрида, Вашингтон буквально завален информационными запросами и просьбами о помощи в связи с «кремлевским докладом». Эксперт также получил множество обращений у него есть основания полагать, что «просители» представляют высшие эшелоны власти РФ.

Следует отметить, что в 2013-2017-м Фрид занимал пост координатора санкционной политики Госдера и был в числе экспертов, разработавших рекомендации для властей США относительно закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). Закон №3344 поддержали обе палаты Конгресса, президент Дональд Трамп также не выказал жесткого сопротивления документу.

«В последние недели наблюдался огромный поток российских олигархов и их посредников в Нью-Йорке и Вашингтоне, – отмечает и директор Евразийского центра Дину Патрисиу при «Атлантическом совете» Джон Хербст. – Здесь может играть роль обеспокоенность готовящимся к публикации санкционным списком».

Экс-сотрудник Госдепа и бывший посол США в Украине (2003- 2006) признает: ранее Россия имела потенциал  для влияния на процесс принятия решений в Америке.

«Это и американский бизнес с интересами в России, и, конечно, платные лоббисты, представляющие российское руководство и крупнейшие российские фирмы», – объяснил Хербст.

Но случае с «кремлевским докладом» подобные попытки обречены на провал, уверен дипломат.

По словам старшего научного сотрудника «Атлантического совета» Андерса Аслунда, который в 1991-1994 годах был экономическим советником правительства РФ, пока у администрации Трампа нет единого мнения относительно фигурантов санкционного списка.

«Насколько я понимаю, были подготовлены альтернативные проекты (санкционного листа. – «НГ»), которые в настоящее время циркулируют в соответствующих американских органах, – рассказал Аслунд. – Обычно подобные публикации делаются чуть позже установленного срока, но на этот раз экспертная работа была выполнена заблаговременно. Из-за большого внимания, которое привлек к себе «кремлевский доклад», ведомства намерены опубликовать его в срок, то есть 29 января».

Ранее посол США в России Джон Хантсман называл ту же дату в кулуарах проходившего недавно Гайдаровского форума. Обязательства о предоставлении доклада Конгрессу в конце января соответствуют 241-му разделу CAATSA.

Алина Полякова из Бруклинского института напомнила: западная пресса со ссылкой на анонимные источники не единожды сообщала о попытках российского бизнеса и госслужащих подкупить исполнительные органы США для «корректировки» стоп-листа.

«Подобные случаи уже были во времена санкций, которые вводила администрация Барака Обамы, – напомнила научный сотрудник. – У меня нет сомнений, что такие попытки только участились за последнее время».

Полякова признает наличие у российских компаний ресурсов для лоббистской деятельности:

«Это по своей природе мутный бизнес, но есть сведения, что российские энергетические и финансовые компании тратят большие суммы на то, чтобы оказать влияние на политику США. До сих пор эти попытки были чересчур эффективными».

К партнеру международной юридической компании Gibson, Dunn & Crutcher Адаму Смиту пока не обращались клиенты с просьбой о консультациях на предмет избегания попадания в черный список. Однако царящие среди российской элиты настроения вполне понятны.

«Они боятся, что их публично причислят к неблагонадежным элементам. У них есть страх, что затем в конечном счете они либо столкнутся с формальными санкциями, либо в ближайшей перспективе их дела будут критически изучены частными банками и другими игроками в финансовом секторе, – разъяснил Смит. – Особенность списка, создание которого предписывает раздел № 241 санкционного закона, заключается в том, что в нем действительно есть новизна. Как известно, никогда прежде закон не устанавливал требования перечислить фигурантов (санкционного списка. – «НГ»), не упоминая при этом никакого наказания».

В пример юрист Вашингтонского офиса юридической компании привел «Акт Магнитского», который был принят в США в 2012-м.

«Администрация США была обязана перечислить физические лица, однако в то же время было явное, обусловленное законом последствие, связанное с перечислением – а именно то, что занесенные в черный список лица подпали под санкции и фактически лишались доступа к финансовой системе США, – рассказал Смит. – Однако здесь (в случае с CAATSA. – «НГ») таких последствий нет. Таким образом, реальные последствия для тех, кто находится в этом перечне, зависят во многом от того, как этот черный список будет активирован, от того, какие сигналы после опубликования будут исходить от Белого дома и Конгресса, и от того, какой будет реакция частного сектора и финансового сообщества. Таким образом, влияние раздела № 241 неизвестно – преимущественно потому, что схема «назвать и пристыдить» никогда до этого не применялась. Эта неопределенность, а также риски того, чем могут ответить частный сектор (в ближайшей перспективе) и государственный сектор (в средне- и долгосрочной перспективе), вероятно, заставляют беспокоиться потенциальных просителей».

Еще в конце ноября «НГ» писала, что в «кремлевский доклад» могут попасть не только бизнесмены и политики, но и члены их семей. В рекомендации Фрида и Аслунда, представленной исполнительным органам США говорится, что величина капитала россиян не должна быть ключевым критерием: определять распространение санкций следует по степени близости деятелей к высшему руководству РФ и возможное участие конкретных лиц во внешнеэкономических делах.

Профессиональные эксперты называют 7 групп россиян, по которым следует нанести санкционный удар. Среди них приближенные к президенту Владимиру Путину и лица, ведущие бизнес совместно с госпредприятиями. Относительно семей российской элиты, то Аслунд и Фрид предложили внести в санкционный список тех, кто обязан своим крупным состоянием родственникам, тесно работающим с Кремлем.

23.01.2018 06:46 · Екатерина Зайцева · специально для «Банковой»
Комментарии к новости
  • Гость, 26 января 2018 17:13

    Семьи вышеуказанных лиц более чем обеспечены, их нужно в первую очередь проверять. Другое дело, что там всё переписано на троюродных, их санкции не коснутся.

  • Гость, 29 января 2018 12:55

    Думаю, что новые подходы в формировании санкционного списка и ответственности в отношении лиц, включенных в него, на руку лишь некоторым лицам и структурам США. Скорее всего пользы не будет.