20-летие Союза России и Беларуси ознаменовалось полномасштабным кризисом двусторонних отношений. В последние годы руководству братских стран все сложнее искать консенсус в экономических и военно-политических вопросах. При этом Беларусь не желает переходить на жесткие рыночные отношения и продолжает настаивать на преференциях. РБК подсчитал цену, которую платит Москва за «особые отношения» с Минском.

В феврале белорусский лидер Александр Лукашенко на большой пресс-конференции пожаловался на Россию, «пинающую в хвост и в гриву» двусторонние договоренности, в т.ч. о цене газа. Лукашенко винит в конфронтации определенные силы в истеблишменте соседней страны, но не Владимира Путина, которого называет «родным братом».

Цена вопроса

После гневной речи президента Беларуси пресс-служба Кремля в тот же день озвучила цифры масштабной помощи, которую белорусам оказывает Россия. По утверждению россиян, Минск получил более 6 млрд. долларов в качестве кредитов по самым разным направлениям. Кроме того, с 2011 до 2015 года в Беларусь беспошлинно поставлялась нефть по 18-20 млн. тонн ежегодно. В заявлении указывалось, что российский бюджет за это время недополучил 22,3 млрд. долл., которые можно считать прямой и косвенной поддержкой союзников.

В реальности масштабы помощи Беларуси выглядят куда более впечатляюще. Российский президент Путин упомянул об этом в конце зимы на пресс-конференции в Бишкеке, ссылаясь на данные МВФ. Действительно, еще в сентябре 2016-го МВФ оценил поддержку белорусской экономики россиянами с 2005 по 2015 годы в 106 млрд. долл. Это порядка 9,7 млрд. ежегодно. «Общая чистая поддержка» в разные годы составляла от 11 до 27% ВВП Беларуси. Однако в последние годы помощь Москвы начала сокращаться – вероятно, это факт и вызвал недовольство Лукашенко.

Подобную модель отношений можно назвать «финансово-экономической поддержкой в обмен на лояльность» Экономика Беларуси неустойчива без содействия России, но западных экономистов больше удивляет вопрос: как Лукашенко удавалось обеспечивать эту поддержку в течение двух десятилетий? В последнее время официальный Минск демонстративно выражает политическую нелояльность, поэтому Москва ограничивает помощь соседям (снижает поставки нефти и закупки белорусских товаров, повышает цену на газ). При этом базовые отношения двух стран остаются «стабильными».

При подсчете общей поддержки Беларуси со стороны России МВФ брал во внимание скрытые субсидии (скидки на энергоносители) и чистую финансовую поддержку. Учет этих факторов дает наиболее точную оценку, т.к. в состав финансовой поддержки входят не только предоставленные Москвой кредиты, но и баланс прямых инвестиций, а также кредиты по линии Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР), на 88% сформированного российскими ресурсами. На конец 2015 г. Минск задолжал ЕФСР 1,94 млрд. долл., а 2016-м занял еще 800 млн.

Государственная помощь

Аналитик АКРА Дмитрий Куликов считает, что в оценке государственной финансовой помощи не стоит учитывать прямые иностранные инвестиции, поскольку они могут приносить доход и возвращаться в Россию в виде дивидендов или процентов. Для расчета следовало бы использовать задолженность Беларуси по госкредитам (в т.ч. кредитам госбанков России), а также сумму субсидий по поставкам нефти и газа.

В конце 2015-го Беларусь задолжала России по межправительственным кредитам 6,02 млрд. долл. Данных за минувший год на сайте Банка России еще нет. Последний раз о межправительственном займе сообщалось летом 2015 г. – Минск получил от Москвы 760 млн. долл. В 2016-м, по данным белорусского Нацбанка, чистые правительственные заимствования у России составили 250 млн. долл., хотя это могли быть кредиты российских госбанков. Они оказывают существенную помощь для вливаний российских активов в экономику Беларуси.

Самый крупный инвестор

На протяжении 2010-2015 годов прямые инвестиции (ПИИ) России в экономике Беларуси составляли 57-64% от общих иностранных вложений. Бум пришелся на 2010-й, когда чистые накопленные инвестиции составили 5,6 млрд. долл. Но в последние годы они сокращаются: в минувшем октябре цифра не превысила 3,4 млрд.

В Евразийском банке развития (ЕАБР) считают, что российский Госстат занижает объемы вложений в белорусскую экономику. По данным Центробанка, инвестиции в соседнюю страну за 2016-й составили 3,6 млрд. долл., тогда как мониторинг ЕАБР показал цифру в 8,3 млрд. В отличие от российского регулятора он берет во внимание вливания через оффшоры и иные «перевалочные базы».

Как бы ни было, Беларусь остается лидером по инвестициям из России среди участников Евразийского союза. Главным образом этому способствовало приобретение «Белтрансгаза» российским «Газпромом» за 5 млрд. долл.

Потери России

В МВФ считают, что до 90% поддержки белорусской экономики россиянами приходится на скрытое субсидирование поставок газа, нефти и нефтепродуктов. В Институте энергетики и финансов подсчитали общий объем субсидий за счет льготных поставок энергоносителей с начала 2000-х годов, оценив их в 100 млрд. долл. В период 2001-2016 годов субсидии по нефти составили 46,9 млрд., по газу – 49,4 млрд. долл.

Заимствования по кредитам возвращаются в Россию с процентами, а вот предоставленные Беларуси нефтегазовые льготы – безвозвратные потери для бюджета РФ. Однако президент Путин в конце февраля назвал эти потери «просчитанными шагами в расчете на будущий результат»…

Завсектором «Экономики и финансов» Института энергетики и финансов Сергей Агибалов констатирует: со времен независимости Беларусь всегда покупала российский газ в разы дешевле, чем другие страны Европы. Однако в 2016-м газовую субсидию резко сократили – с 2,2 млрд. до 350 млн. долл. и на конец минувшего марта у Беларуси образовался долг в 700 млн. долл. за поставки голубого топлива.

Также Россия беспошлинно поставляет соседям сырую нефть, тогда как за переработанные нефтепродукты Беларусь взимает с иностранных покупателей пошлины и зачисляет их в свой бюджет. Из-за особенностей такой экспортной пошлины Россия в последнее время ограничила субсидирование союзников. Снижение нефтяных котировок в меньшей степени отражается на стоимости импорта сырой нефти, завозимой Беларусью из России, чем на ценах экспортируемых белорусами нефтепродуктов. Это стало следствием налогового маневра российских нефтяников. При высоких ценах Минск покупал нефть в разы дешевле ее рыночной стоимости, а сейчас – лишь на четверть.

Россия зависима от мировых цен на энергоресурсы, а Беларусь в свою очередь зависит от нефтегазовой конъюнктуры россиян: как только она ухудшается – обостряются проблемы.

Пойдет ли Беларусь на разрыв отношений?

На фоне кризиса в России власти Беларуси пытаются искать новые источники финансовой помощи и рынки сбыта. Снятые со страны санкции открывают возможность для получения кредитов от европейских банков. С 2015-го идут переговоры с МВФ о 3-миллиардном кредите, но пока договоренности не достигнуты.

Беларусь намерена диверсифицировать экспорт: в этом плане привлекательны европейские рынки, да и украинский терять не хочется. Сегодня половина белорусской торговли приходится на Россию, вторая часть – на Украину и Евросоюз (Польша, страны Балтии). Минск надеется снизить долю торговли с основным партнером и нарастить присутствие на западных рынках.

Европейские эксперты скептически оценивают возможности Беларуси отвернуться от России. В обмен на финансовую поддержку Запад потребует реформировать экономику, что в итоге ослабит позиции самого Лукашенко. Для него неприемлема потеря контроля над экономикой и государством. К тому же, политика России в отношении постсоветских стран показывает, что она не отпустит Беларусь из-под своего контроля.

08.04.2017 08:04 · Екатерина Зайцева · специально для «Банковой»
Комментарии к истории
  • Бондарчук Ігор, 19 апреля 2017 09:35

    Так это хорошая новость - всем хорошо у РФ меньше имперских амбиций и желания развязывать войны, а у белорусов больше денег. Все в довольны.

  • Nikolay Drobot, 26 апреля 2017 23:56

    Скорее всего политика «финансово-экономической поддержки в обмен на лояльность» Белоруссии для РФ не может развиваться в том направлении, котором развивалась. Ибо экономике Беларуси нужны изменения, а РФ нужен твердый контроль постсоветского пространства.